Психушка

Холодный снег, как бритва, режет мои запястья на ленты,
Невидимым изгоем я продираюсь сквозь декабрь,
Мне не дают смотреть хрустальные иглы, пронзившие веки,
И оступаясь снова, я согреваю собою землю…

Мое лицо застыло, покрывшись коркой замерзшей влаги,
Мои ресницы слиплись, вспорхнув нелепо убитой птицей,
В своих ладонях крепко сжимаю чье-то живое сердце,
И воскресая утром, я открываю собою эру…

В меня кидали камни, когда я шел на войну со смертью,
Я выпускал побеги, но кто-то в черном давил их правдой,
Я утешался тем, что топил детишек в ближайшей речке,
И выбравшись оттуда, они бежали, крича проклятья.

Немногим больше жизни мое расстояние от рождения к смерти,
Намногим больше церкви от земли до самого бога,
Последнее, что я помню – сорок шестая бутылка пива,
А утром мне сказали, что я был в аду и успел вернуться…